Вам знаком термин басманное правосудие

Правосудие цигельников. Вера Васильева – о сделках с совестью

Термин басманное правосудие вам знаком?Иск поданный по налоговым недоимкам Юкоса за в январе , когда срок давности уже истек?. Это как раз шахматный термин. Потому что честно вам скажу: я не поверю , что такой опытный адвокат, как .. решении суда та или другая сторона могла написать про "басманное правосудие". .. Mark Watkins. Система "басманного" правосудия взращивает таких цигельников. .. Многим из тех, кто служил в армии, знаком термин "барбулятор". А тем, кому этот Привет, провинциалы, доброго вам утра и хорошего дня.

Торжество заданного над действительным — вторая черта процесса. Состязательность сторон налицо, но специфическая, как если бы на шахматном турнире гроссмейстерам противостояла команда молотобойцев.

Язык, на котором изъяснялись прокуроры — все как на подбор в полковничьих погонах, — неизвестный, но точно не русский. Казенный до невозможности, намеренно грубый новояз. Дескать, с нами разговор короткий, за нами Власть… Прокурорский хоррор, если воспользоваться термином из мира кино, или террор, если не раскрашивать старую пленку, родом из реального советского права, суть которого в том, что политический заказ уже содержал в себе приговор.

Конечно, нет былой скорострельности внесудебных троек и завидной простоты выбивания царицы доказательств с помощью пыток. Хотя дела Алексаняна и Магнитского ставят под вопрос и это допущение. Однако в принципе стиль и методы прокуратуры, как и ее назначение, мало изменились с советских времен. Это орган приказного права, ориентированный на карательные цели.

Дела не расследуются, они создаются. Если надо, обстоятельства подгоняются, фальсифицируются, сочиняются под требуемый результат. Не смущаясь Власти, адвокаты апеллировали к Праву. Они отстаивали факты, настаивали на нормах и вообще вели себя так, как если бы дело слушалось не в Москве, а в Лондоне или Стокгольме. Любой фальшак тут же выволакивался на свет, все белые нитки, которыми шито дело, наглядно распутывались.

Ретивых следователей могли запросто окрестить наперсточниками. На Божий суд наперсники разврата не ссылались, но о Европейском напоминать не стеснялись. Вот эта культурная сшибка, может быть, самая существенная черта процесса.

вам знаком термин басманное правосудие

Оказываясь в поле гласности, даже тени года были не столько страшными, сколько смешными. Все, что реально придумали десятки следователей и сочинителей дел, для которых это годами было главным заданием родины, это следующее.

Ходорковский с Лебедевым украли всю юкосовскую нефть, потому что это вообще не юкосовская нефть.

Сбор подписей в поддержку Игоря Изместьева.

Да, конечно, ЮКОС купил у них нефть, но по какой цене? По внутренней, трансфертной, а не по цене Роттердама. Это и есть капитальное преступление.

Голубые мундиры почему-то уверены, что придуманные ими законы лучше, чем законы экономики. Правильная ли организация была в ЮКОСе, где каждая компания занималась своим делом: Хороши ли вообще принципы, на которых строится транснациональная вертикально-интегрированная корпорация?

Философы-моралисты, жители фаланстер или фавел, доктринеры равенства в диапазоне от совка до Савонаролы, монахи-схимники, дервиши, пикейные бронежилеты, прокурорские работники — да кто угодно — могут иметь по этому поводу самые разные идеи.

Что никак не отменяет капитальной реальности. Все эти транзакции и управленческие решения принимались в рамках одной системы. Суд может объявить эту практику вне закона. Но только в одном случае. Если первым пунктом своего высокого решения заявит: В последнем случае Хамовники придется объявить еще и офшором. Невольная гротескность не отменяла драматизма.

Главными действующими лицами процесса были двое обвиняемых. Скованные одной цепью, запертые в одну клетку, они стали как бы двумя половинами единой личности. И эта двуединая личность коллег и друзей, сиамских кандальников, побратимов неправедной судьбы притягивала как магнит.

  • «Басманное правосудие»: суд назвал Центр Бронштейна «коммерческой организацией»
  • Басманное правосудие
  • Правосудие цигельников. Вера Васильева – о сделках с совестью

Безупречная эрудиция — деловая, социальная, юридическая. И все краски живой человеческой речи — юмор, пафос, убийственный сарказм. Быть их слушателем и зрителем было несравненным удовольствием. Может быть, это звучит цинично, как благодарность публики идущим на смерть гладиаторам. Кстати, цезаря сюда вызывали — в качестве свидетеля, но тот постарался уклониться.

Некоторые близкие к персоне цезаря фигуры пришли и дали показания Христенко, Грефно не Сам. Не потому ли, что его присутствие здесь и без того ощущается сверх всякой меры? Они отстаивали факты и вели себя так, как если бы дело слушалось не в Москве, а в Лондоне или Стокгольме.

Все белые нитки, которыми шито дело, наглядно распутывались. Ретивых следователей могли запросто окрестить наперсточниками. Вот эта культурная сшибка, может быть, самая существенная черта процесса. Оказываясь в поле гласности, даже тени года были не столько страшными, сколько смешными. Невольная гротескность не отменяла драматизма. Главными действующими лицами процесса были двое обвиняемых. Слушать их было несравненным удовольствием. Может быть, это звучит цинично — как благодарность публики идущим на смерть гладиаторам.

Смысл процесса — затеянной против них игры на уничтожение — заключался в том, что у них отнимали, одну за другой, все степени свободы. Дело, собственность, положение в обществе — все, чего они достигли в этой жизни и имели. Заказчики процесса сильно просчитались. Личности, распрямившиеся во весь рост, демонстрирующие ущербность бесконтрольной и произвольной власти, обрели совершенно иной социальный статус. Возможно, водоразделом стала как раз черта между первым и вторым процессами.

вам знаком термин басманное правосудие

Про первый процесс еще можно сказать, что в нем была какая-то рациональность, пусть и в сильно извращенном смысле. Как рационален государственный переворот, который оправдывает полученная власть, или разбойное нападение, наградой которому служит захваченная собственность. Второй процесс не имеет и такого оправдания. Это чистый произвол, упертость властной дубины. Первый процесс уже был политическим. Таковым его делал политический заказ.

вам знаком термин басманное правосудие

Обвиняемые осознали, что их защита есть акт политической борьбы и может быть только таковой. В физике-химии оно означает одно, в юриспруденции другое. В тоталитарном обществе ее просто нет, политикой там являются химические реакции, протекающие в мозгу одного человека. Что это за процесс и какие процессы он может порождать, мы знаем по году. Это была патология, по-видимому, медицинская и, безусловно, социальная, оставившая свой след и через многие десятилетия.

В деле Ходорковского тоже присутствует патология. Защита вызывала Путина в Хамовнический суд в качестве свидетеля. В суд Путин не явился, но свидетельские показания дал.

Александр Мартынов: "Басманное правосудие"? Очень смешно!"

Не отходя от трона. Сначала шепотом, как бы на ушко доверенным слушателям. По сути, это чистая диффамация, лжесвидетельство при всем честном народе. По замыслу — шантаж, недвусмысленный анонс третьего процесса. Гендиректор завода Вадим Рыбин ушел в отпуск. В этих судебных процессах Рыбин выступал как потерпевший и свидетель обвинения. В году в Хамовническом суде Москвы на процессе Ходорковского и Лебедева Рыбин давал показания, не относящиеся к их второму уголовному делу, заострял внимание на тех эпизодах, которые подсудимым вообще не вменялись в вину.

На суде над Пичугиным на вопрос о том, почему в то время, когда инкриминированные деяния совершались то есть в конце х годовникакие органы не выявили связи между ними и ЮКОСом, Рыбин, не моргнув глазом, ответил так: Без справедливого суда невозможна никакая рыночная экономика, никакие выборы, никакая демократия Другая новость по тому же делу ЮКОСа: Он превратился в один из главных "козырей" обвинения, благодаря чему бывшему сотруднику ЮКОСа был вынесен неправосудный как впоследствии признал Европейский суд по правам человека приговор.

Однако на заседании Мосгорсуда по делу Невзлина 21 апреля года Цигельник признался в лжесвидетельстве: Я заключил сделку с Буртовым 4 мая года". Как он рассказал, следователи обещали защиту и минимальный срок. Он пошел на сделку со следствием, то есть на сделку с совестью, поверил обещаниям. На самом деле Цигельник, как он сообщил, не знал ни Пичугина, ни Невзлина, а впервые услышал о них только от следователя Буртового. Он получил едва ли не максимум, возможный по его статье, — 18 лет.